Для карандаша не может быть никакой цензуры

Аста Диковене

Недоразумение: по решению организаторов одной из выставок карикатур, эта работа В.Эйдукайтиса, отражающая деятельность норвежских блюстителей прав детей, является политически некорректной, поэтому на выставку она допущена не была. Карикатура Видмантаса Эйдукайтиса

В демократической стране в отношении карикатуры, как и свободы слова или мнения, цензуры быть не должно. Карикатуристы страны, пережившие цензоров советских времён, сегодня вздохнули свободно – они могут работать без помех и столь же беспрепятственно экспонировать свои работы. Но беда в том, что единственное в Литве юмористическое издание советских лет прекратило своё существование, поэтому для карикатуристов единственный способ продемонстрировать своё творчество – это выставки, а в ближайшем будущем, возможно, и Музей карикатуры.

Политически некорректно?

Палангский карикатурист Видмантас Эйдукайтис работает в этом жанре уже почти четыре десятилетия, свою карьеру художник начинал ещё в советское время.

По его словам, наши времена отличаются от прежних тем, что цензуры в деле карикатуры не существует. Тем не менее, был случай, уже в годы независимой Литвы, когда одну из его карикатур не допустили на выставку. На карикатуре был изображён ребёнок с литовским триколором на майке, который находится за решёткой норвежской службы защиты прав детей «Barnevernet». Кому-то эта работа показалась «политически некорректной» – дескать, не нужно было рисовать флаг Норвегии.

Как раз в это время разгорелся скандал в связи с тем, что в Норвегии служба «Barnevernet» отняла детей у нескольких литовских семей.

Можно ли считать это цензурой? Сам карикатурист оценивает данное решение организаторов выставки весьма сдержанно.

             
Выставка: карикатуры – забавные, остроумные, а порой и хлёсткие. Фото Видмантаса Эйдукайтиса

Преграда – железный занавес

Однако то, что происходит сегодня, ни в коем случае нельзя сравнивать с советскими временами, когда даже самые невинные рисунки проходили жёсткую цензорскую проверку так называемым Главлитом.

«Когда мы подавали 4–5 работ в тогдашний юмористический журнал «Šluota», некоторые из этих карикатур пропадали. Почему их не пропускали, никто никогда не объяснял. Можно было рисовать карикатуры на бюрократов и карьеристов, но наши работы ни в коем случае не могли появляться за пределами СССР. Я не раз пытался отправить свои карикатуры на зарубежные выставки и всегда сталкивался с железным занавесом», – с улыбкой вспоминает В.Эйдукайтис.

По словам карикатуриста, однажды его работы, отправленные на выставку в Югославию, вернулись с пометкой: «Любые культурные ценности без разрешения министра культуры СССР вывозить за границу запрещено».

«Такой тогда была политика, не пропустили. Я отправил работы большого формата, может, поэтому мне их вернули. Потом мы исхитрились и стали посылать работы в маленьких конвертах, это были карикатуры в формате открытки, такие ещё могли проскользнуть и оказаться по ту сторону границы. Но хотелось отправить работы большего формата, чтобы их было лучше экспонировать. Я попробовал несколько раз, не получилось. И от коллег я слышал то же самое», – рассказывает В.Эйдукайтис.

               
Подход: по словам В.Эйдукайтиса, он старается рисовать карикатуры, для которых не нужен текст, чтобы они были универсальными, чтобы их понимали не только в Литве, но и за рубежом. Фото из личного архива Видмантаса Эйдукайтиса

В архивах КГБ

Советские цензоры следили за сатириками, в том числе и карикатуристами, пожалуй, даже пристальнее, чем за другими деятелями искусств, поэтому они были вынуждены в своём творчестве прибегать к эзопову языку.

«Приходилось некоторые идеи в карикатурах по-своему маскировать. Случалось, что цензоры порой не понимали подтекста. От коллег мне доводилось слышать, что их вызывали для объяснений – мол, что это значит? Но сам я с этим не сталкивался», – продолжает В.Эйдукайтис.

В советское время для карикатуристов партийные вожди были под запретом, изображать их не разрешалось. Только во времена Михаила Горбачёва, т. е. с началом перестройки, появилась некоторая свобода и для политических карикатур.

«Однако до того не раз бывало так, что когда коллеги рисовали шарж на Леонида Брежнева или карикатуру на кого-то из тогдашних деятелей, их работы не пропускали. Мало того, они где-то оседали. И лишь после того как Литва обрела независимость, эти рисунки из архивов КГБ вернулись к их авторам. А ведь в советское время жанр дружеского шаржа существовал официально, однако кто-то всё же решал, что публиковать подобные рисунки не следует», – недоумевает В.Эйдукайтис.

               
Демократия: известный мастер политической карикатуры Й.Варнас считает, что сегодня карикатуры не появляются в печати лишь потому, что, возможно, не интересуют сотрудников редакций, но уж точно не из-за цензуры. Фото Саулюса Жюры / «BNS Foto»

Ему вторит и другой известный карикатурист – Йонас Варнас. Он тоже считает, что сейчас ситуация совершенно иная и уж никак не сопоставима с советскими временами, когда от оценщиков Главлита зависело и участие работ карикатуристов в выставках.

«Сотрудники Главлита особенно внимательно читали, что написано под карикатурой, чтобы не проскользнуло что-то направленное против советской власти. Помню, как на выставке карикатуристов Прибалтики цензоры не пропустили работу одного нашего эстонского коллеги, на которой было изображено, как крестьянка в полях трудится с молотом в руках, а рабочий на стройке орудует серпом. Цензорам это показалось насмешкой над советскими символами, и эту карикатуру на выставке мы не увидели», – вспоминает Й.Варнас.

Шаржи не всем по душе

Й.Варнас, один из известнейших мастеров политической карикатуры, считает, что сегодня карикатуры не появляются в печати лишь потому, что, возможно, не вызывают интереса у сотрудников редакций, но уж точно не из-за цензуры.

«Сейчас не советское время, когда политическая карикатура разрешалась лишь в отношении капиталистов, мы могли смеяться только над американцами. Сейчас мы свободно работаем в жанре политической карикатуры, нас не сковывают ни политические взгляды, ни что-либо подобное. Только, конечно, должны быть этические и эстетические границы. Лично я не иду на поводу ни у одной политической силы, рисую, что захочу. По этой причине и подвергался нападкам ещё в начале возрождения, когда делал шаржи на Витаутаса Ландсбергиса. Правда, претензии предъявлял не он сам, а его почитатели», – отметил Й.Варнас.

                           
Свобода: в сатирической печати межвоенной Литвы публиковались карикатуры, которые кажутся слишком смелыми даже для нашего времени. Карикатура из журнала «Naujoji spaktyva» (№ 3, 1939 г.)

По словам художника, из-за своих политических карикатур он потерял многих друзей, поскольку те не понимали, как можно насмехаться над восхваляемой ими политикой.

«Есть такие непоколебимые почитатели какого-либо политического течения. Они всегда болезненно реагировали на мои карикатуры и возмущались, как я смею касаться тех, кто, по их мнению, является неприкосновенным. Для меня таковых не существует. Можно тронуть всех, кто этого заслуживает, ведь цензуры нет. Следует сказать, что, узнав себя на карикатурах, претензии предъявляли и сами персонажи. Тогда нашим политикам было непривычно, что их критикуют публично, но ведь я посмеивался над ними, соблюдая меру, без издёвки. Однако некоторые чувствовали себя чуть ли не святыми, и так было вплоть до 1992 года», – продолжает Й.Варнас.

Карикатура – тоже реклама

А потом всё изменилось. Политические деятели привыкли к своим карикатурным изображениям и даже стали изъявлять желание, чтобы их нарисовали, поскольку осознали, что и плохая реклама – тоже реклама.

«Ведь благодаря этому он заметен. А для политика это важно, даже если он изображён в не совсем позитивном контексте. Политикам необходимо находиться на виду, их это радует. Бывший член Сейма Чесловас Юршенас больше других ценил шаржи. Кого карикатуры особенно злили? Ну, В.Ландсбергиса, но скорее не его самого, а его почитателей. Например, Альгирдас Бразаускас тоже не обижался на карикатуры, он в этом смысле был толерантным, ведь рисовали его много, он же был и президентом, и премьер-министром», – рассказывает Й.Варнас.

                           
Юмор: писатель и эссеист, доктор наук Йонас Гринюс после встречи со знатоками искусства неожиданно из-за одной картины стал персонажем остроумной карикатуры. Фото из Универсальной литовской энциклопедии

Его тоже радует отсутствие цензуры в наше время, а тем для карикатур – хоть отбавляй. Проблема только в том, что сегодня уже нет журнала, в котором некогда публиковались работы карикатуристов.

«Журнал «Šluota» больше не существует, хотя мы вполне могли бы его выпускать. Наш друг Йонас Лянкутис унаследовал права на издательство журнала «Šluota», только нужен спонсор, который рискнул бы его финансировать, и можно было бы снова издавать этот журнал. Но, как ни жаль, такие не находятся. А ведь сейчас бумажные печатные издания понемногу возрождаются, поскольку СМИ в Интернете часто лгут, там ведь никто ни за что не отвечает, кто что хочет, то и пишет», – подчеркнул Й.Варнас.

Идея открыть музей

Несмотря на то что легендарного издания больше нет, Й.Лянкутис ежегодно выпускает календарь журнала «Šluota» и вынашивает идею создания Музея карикатур в Вильнюсе, где можно было бы выставить работы карикатуристов, ныне пылящиеся в архивах.

«Подобные музеи карикатур в мире уже есть. Я сам побывал в Музее карикатур в Габрово, в Болгарии. В советские времена этот музей процветал. Габровцы известны своим специфическим чувством юмора. Считается, что они скуповаты, но умеют сами над этим посмеяться. Этот музей в Габрово обосновался в здании старой бездействующей фабрики, но сейчас о нем практически ничего не слышно, а раньше там устраивались большие выставки», – поведал Й.Варнас.

Художник, который этим летом отметил 60-летие своей творческой деятельности, накопил несколько тысяч карикатур и все их передал в Литературно-художественный архив. У себя дома он хранит только те карикатуры, которые публиковались в печати, но на первое время их было бы вполне достаточно, чтобы открыть Музей карикатур.

Жанр хоронить ещё рано

Пока музея нет, у карикатуристов имеется единственная возможность экспонировать свои работы – это ежегодные выставки. Одна такая выставка недавно состоялась в Палангской публичной библиотеке.

На выставке, тема которой – «Человек», 33 автора представили 81 работу в жанре сатирической графики. Их объединяет этот здоровый и остроумный жанр, требующий много труда и фантазии, а в изображённых на этих работах ситуациях отражается наша повседневность, наши привычки и стремления.

Главный персонаж – человек – изображён в самых разных аспектах: в виде шаржей, весело, порой смешно до нелепости. При этом в работах затронуты актуальные моменты наших дней – как в Литве, так и в мире.

«Человек – это очень широкая тема, во всех жизненных ситуациях доминирует человек – и положительный, и отрицательный, всякий. Приятно, что посетители библиотеки действительно интересовались этой выставкой, они приходили в читальню и заглядывали в зал, чтобы посмотреть карикатуры», – с удовлетворением отметил один из участников выставки и её куратор В.Эйдукайтис.

У каждого из авторов свой уникальный почерк, поэтому и тема представлена разнообразно. Человек – потребитель, созидатель и разрушитель.

«Обречён ли жанр карикатуры на исчезновение? Мы часто затрагиваем эту тему с коллегами, поскольку чувствуем, что не хватает молодёжи, которая пополнила бы наши ряды. Жаль, что нет юмористического журнала, да и в других изданиях карикатуры редко публикуют, хотя раньше их печатали такие издания как «Nemunas», «Jaunimo gretos», «Gamta», «Literatūra ir menas». Нашим выставкам уделялось намного больше внимания, в день открытия в выставочных залах яблоку негде было упасть», – с сожалением констатировал В.Эйдукайтис.

guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Партнеры

Закладки

0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x