Исторические обстоятельства, определившие жизненный путь

Диана Крапавицкайте

Первые офицеры восстановленной независимой Литвы Ж. Шадаускис (слева) и Р. Бальцерис не скрывают, что 30 лет назад было много неизвестности и угроз. Фото Юстины Ласаускайте

В декабре 1991 года были присвоены первые офицерские звания восстановленной Литовской Республики. Это один из ключевых шагов в организации деятельности Вооруженных сил Литвы.

Начало зеленоповязочники

Первая церемония присуждения офицерских званий состоялась в тогдашнем Литовском государственном академическом драматическом театре с участием первого главы независимого Литовского государства, председателя Верховного Совета, Витаутаса Ландсбергиса, премьер-министра Гедиминаса Вагнориса и министра национальной обороны Аудрюса Буткявичюса. На тот момент офицерские (от младшего лейтенанта до полковника) погоны и перчатки получили примерно 400 защитников Родины.

Газета «Кауно дена» («Kauno diena») встретилась в тот день с двумя, как они сами шутят, получателями погон и перчаток в штабе Союза стрелков Литвы, где они, теперь уже офицеры запаса, продолжают свою деятельность.

Майор запаса Жидрунас Шадаускис явялется заместителем главы Союза стрелков Литвы, а майор запаса Ромуальдас Бальцерис командиром 2-й сборной охранной роты стрелков им. Витаутаса Великого Союза стрелков Литвы.

«Истоки добровольцев Вооруженных сил Литвы зеленоповязочники, которые стали охранять митинги, организованные Литовским движением. Уже тогда существовало сообщество людей, которые видели себя в деятельности поддержания порядка и безопасности», перенесся более чем на 30 лет в прошлое Р. Бальцер.

                 

В. Ландсбергис также поздравил первых офицеров. (Фото Вооружённых сил Литвы)

Униформа в то время была черной со знаками отличия. О воинских званиях думать было еще не время. Сегодня оба офицера вспоминают, что до важных для Литвы событий ни один из них не связывал свое будущее с армией. Оба были студентами. Однако студенты не могли остаться равнодушными к инициативам Саюдиса стремлению к свободной и независимой Литве.

«Было объявление в газете. Распространялись листовки с призывом заполнить заявления и стать первыми добровольцами Вооруженных сил Литвы», вспомнил Ж. Шадаускис.

                   

Первые офицеры восстановленной независимой Литвы Ж. Шадаускис (слева) и Р. Бальцерис не скрывают, что 30 лет назад было много неизвестности и угроз. (Фото Юстины Ласаускайте)

Добровольческая служба национальной обороны (SKAT) была создана в 1991 году, а с 2003 года названа Добровольческими силами национальной обороны.

Первая атака

Одни только даты, без обстоятельств, воспоминаний, событий и переживаний того времени являются лишь записью, плохо отражающей решимость мужчин, недавно отметивших свое 20-летие, защищать Отечество и веру в независимость, которую постоянно стремились сломить.

«Сегодня та эпоха представлена иногда довольно искаженно, все подведено под один ранжир. Говорят, что вся Литва стояла перед парламентом 13 января, или что вся Литва была полна решимости добиваться независимости. Ну, это было не так. Было много и враждебно настроенных людей», Ж. Шадаускис вернулся к началу независимости Литвы.

Перед первыми добровольцами стояла задача распространять идею военных добровольцев, общаться, рассказывать о долге перед Родиной и цели ее сохранения. Но далеко не везде мужчин встречали с радостно распростертыми объятиями.

«Было много презрения и унижения. Было и много высказываний против кого вы тут встаете, придут десантники, разгонят, побьют и увезут, как ваших родителей, дедушек и бабушек в Сибирь. Таких высказываний я слышал очень много… Куда ты тут суешься, разве не видишь, какая сила стоит перед тобой», окружающие хлестали военных добровольцев.

Относительно этой силы они были абсолютно правы. Российская армия совершала постоянные нападения на добровольцев из небольшого, поднимающего голову государства, часто не имеющих серьезной военной подготовки.

Р. Бальцерис стал первой жертвой такого нападения 20 апреля 1990 года, когда российские солдаты захватили бывшую типографию на улице Майронё в Вильнюсе. В тот день Р. Бальцерис был сильно избит. Офицеры говорят, что в то время зеленоповязочники начали охранять определенные объекты. Среди таких объектов была и упомянутая типография.

Прибывшие в тот день из Каунаса зеленоповязочники не выдержали превосходящих сил противника и были изгнаны. Хотя группе добровольцев удалось забаррикадироваться в здании и продержаться там несколько часов.

Р. Бальцерис с улыбкой рассказывал, что в то время обманули охранявших типографию русских солдат, переодевшись в полицейскую форму. Типография дала разрешение зеленоповязочникам, они проникли внутрь и расположились рядом с солдатами русской армии.

Поняв, что их обманули, русские солдаты вызвали помощь, а тогда уже ворвались десантники и отбили типографию и здание ДОСААФ (Добровольное Общество Содействия Армии, Авиации и Флоту, действовавшее в Литве с 1951 года).

Р. Бальцерис, которого во время столкновения жестоко избили десантники, признан потерпевшим. «Десантники избили его ногами и выбросили из здания через дверь. Именно выбросили, а не вынесли тяжелораненого мужчину. Это было первое ожесточенное столкновение», напомнил Ж. Шадаускис, что на тот момент до событий 13 января еще оставался почти год.

Ежедневный привкус угрозы

Офицеры продолжают рассказ о пути к первым воинским званиям, в котором неизбежно упоминаются важные для Литвы моменты. Летом 1990 года был создан Департамент национальной обороны (KAD). Тогда же появились первые штатные сотрудники, а в уездах инструкторы KAD.

Осенью 1990 года началось формирование пограничной службы. Когда началась охрана границы, по словам офицеров, нападения происходили постоянно поджигали вагончики заставы, избивали пограничников. Чаще всего это делал ОМОН, те, кто отделился от литовского подразделения.

«Выбрав этот путь, мы видели и чувствовали, что может быть. Нападения и насилие продолжались постоянно. Это чувствовалось при взаимодействии с военными. Ведь в Литве была мощнейшая сила огромные русские воинские части, спецслужбы ГРУ, КГБ, вся партийная номенклатура, те же единственники», упомянул о враждебных силах Ж. Шадаускис.

До 13 января были единичные нападения захват типографии, где пострадал Р. Бальцерис, и штурм Дома печати. Помещения ДОСААФ, где находился KAD во главе с Аудрюсом Буткявичюсом, захватили и отобрали. По словам офицеров, события 13 января ясно показали, что Советский Союз так легко не сдастся.

«Мыслей, что все просто закончится, а русская армия уйдет, точно не было. Наоборот, появилось осознание того, что жертв может быть гораздо больше. Появилась информация, что готовятся могильные ямы. Да, якобы на полигоне в Гайжюнай уже подготовлены места», вспомнил привкус каждодневной жизни того периода Ж. Шадаускис.

То, что далеко не вся Литва единодушно выдержала испытание поющей революцией, стало очевидным наутро после кровавых событий. «Утром 13 января мне нужно было выехать из Вильнюса с заданиями и вернуться в столицу. В Гарюнай велась торговля, и она была очень активной. Было много продавцов и много покупателей, хотя только что была резня, погибли люди, стреляли, и весь город выглядел, как после войны. Но было и много тех, для кого утро после убийств было обычным торговым днем», продолжил Ж. Шадаускис.

Подтверждение победы

После кровавых январских событий была создана Добровольческая служба национальной обороны (SKAT). Ж. Шадаускис и Р. Бальцерис сразу же стали первыми командирами каунасских сборных рот. Но после 13 января произошел перелом. До кровавых событий многие хотели быть и зеленоповязочниками, и добровольцами, а после январских событий некоторые отступили.

«У работающих у парламента схлынули эмоции, выброс адреналина, и пришло осознание того, что это очень опасно, что могут быть и смерти, и травмы, и аресты. После январских событий стало еще труднее приглашать добровольцев», вспоминал Ж. Шадаускис.

Оба офицера, пережившие те дни, не скрывали, что было много неясностей, как здесь все обернется. Восстановленная независимость Литвы была еще хрупкой, и успокаиваться было рано. Приближались волнения августовского путча.

«Около 30 человек, которые должны были прийти, не пришли в роту во время путча. Их автоматически уволили», рассказывал Р. Бальцерис о болезненных моментах, можно сказать, предательства.

19-22 августа 1991 года в Москве была попытка совершить государственный переворот и захватить власть у президента СССР Михаила Горбачева. Переворот возглавили так называемые сторонники жесткой линии Советской коммунистической партии, выступавшие против реформ М. Горбачева. Но переворот провалился.

«Тогда мы поняли, что это победа, и появилась радость. Мы поняли, что действительно выиграли, после августовского путча. Переворот провалился, и тогда мы явно поняли, что действительно добились независимости», подчеркнул Ж. Шадаускис.

Уже в сентябре были приняты решения о передаче военных комиссариатов, началась передача воинских частей, тот же ОМОН, взвод милиции особого назначения, через несколько дней после путча убрался в Россию.

После переворота двери SKAT широко распахнулись, и желающих прийти на службу было очень много. Сегодня офицеры смеются, что они, гражданские студенты, стали командирами рот численностью более 100 человек.

«Каков был мой опыт? Неполное университетское образование. Только потом мы учились и дошли до того 30 декабря 1991 года. До этого дня у нас были должности, но не было никаких званий», сказал Ж. Шадаускис.

Так сложились обстоятельства

Сейчас в литовских вооруженных силах первое офицерское звание лейтенант. Законодательство Литвы предусматривает, что первое офицерское звание присуждается курсантам, окончившим военное учебное заведение или литовское высшее учебное заведение и прошедшим военную подготовку в Литовской военной академии имени генерала Йонаса Жемайтиса, и принесшим военную присягу Литовской Республике.

Большинство из тех 400 добровольцев 30 лет назад получили сначала звания, а потом грызли гранит военной науки. «Присяга офицера Вооруженных сил Литвы была, конечно, очень радостной. Церемония была такая очень сплоченная, смеются мужчины. Фойе театра маленькое, а народу много, может человек 500. Всем тесно, но настроение было радостное».

                 

Первые 400 офицеров приняли присягу в Литовском государственном академическом драматическом театре. (Фото Вооружённых сил Литвы)

«Как говорится, дали погоны и перчатки», улыбается майор запаса Р. Бальцерис.

Мама майора запаса Ж. Шадаускиса бывшая политзаключенная. Была в заключении на Дальнем Востоке восемь лет за антисоветскую деятельность.

«Когда я впервые вернулся домой в форме литовского солдата, мама расплакалась. Она сказала, что никогда не думала, что когда-нибудь увидит литовскую военную форму. Не думали и мы, что против такой мощи найдется сила, которая сможет ей противостоять», сказал Ж. Шадаускис.

В воспоминаниях офицеров радостные моменты присвоения воинских званий переплетаются с царившим в то время напряжением и неизвестностью, воспоминаниями о замыслах создать подпольные группировки, о планах сопротивления, о решениях обосноваться в запасных командных пунктах. Про четкое осознание, что в первую очередь наберут штатный состав, про разведку в машинах скорой помощи, чтобы слишком не выделяться, про сборы в нейтральных местах, не имеющих никакого отношения к военному делу.

«Раньше было не так много защитников парламента, как сейчас», вернулся к январю 1991 года Р. Бальсер. «Чем больше времени проходит после войны, тем больше появляется героев. Те, кто говорит, что тогда стояли перед парламентом, но сейчас не защищали бы, должны ответить на вопрос действительно ли они готовились защищать тогда. Таких заявлений я не слышал ни от кого из тех, кто действительно встал на защиту парламента», сказал Ж. Шадаускис.

                 

Офицерам выдали погоны и перчатки. (Фото Вооружённых сил Литвы)

Офицеры признались, что сейчас сложно представить себе иной жизненный путь. В то время так сложились обстоятельства, но, уверяют, что другого и не хотели бы. Исторические обстоятельства, позволившие стать офицерами Литовской армии, сегодняшних стрелков только радуют.

guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Партнеры

Закладки

0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x