Разве есть на свете сила, которая может победить такой народ?

Дайва Янаускайте

Судьба: фотография дома на стене, на которой запечатлены О. Подольский и его жена Иванна в концертных костюмах, спасла мужчину от гибели. Фото из личного архива О. Подольского

Люди Украины, которые каждый день смотрят смерти в глаза, полны решимости выстоять и с готовностью помогают своим соотечественникам. Живые свидетельства военных беженцев, получивших пристанище в нашем городе, просто ужасают.

Вера в скорую победу

Олеся приехала в Клайпеду в начале марта. Её сын, тогда ещё второклассник, начал учиться в литовской школе. Молодой женщине пришлось нелегко – найти работу удалось не сразу, а когда она наконец трудоустроилась, то ей пришлось содержать не только себя и сына, но ещё и свою родственницу с двумя маленькими детьми.

Осенью из Украины стали поступать обнадёживающие известия. Олеся решила, что победа не за горами, поэтому одолжила деньги у знакомых клайпедчан и собралась ехать домой.

Женщине казалось, что в родной стране всё будет легче и яснее. Она надеялась, что вернётся на работу и очень быстро расплатится с долгами. А её сын пойдёт в свою школу, они поселятся в доме у мамы, и всё будет если не так, как до 24 февраля, то всё же лучше, чем в самом начале войны.

В октябре молодая женщина упаковала самые необходимые вещи и отправилась в путь – в своё село близ города Белая Церковь. Это недалеко от Киева.

Её сын, хотя и ещё совсем ребёнок, был настроен категорически – он уже привык к жизни в Литве, начал не только понимать, но и говорить по-литовски. Возвращение в Украину особого энтузиазма у него не вызывало.

Опустевшие дома

Олесе повезло, дома она сразу же устроилась на работу на ферме, где выращивали грибы.

Вот только победа Украины уже не казалась ей настолько близкой, как думалось поначалу.

«Мы жили в деревне, далеко от фронта, но каждый день слышали грохот взрывов. Эти звуки приближались и становились всё чаще. А потом начались атаки дронов. Когда такая штуковина прилетает, в убежище не успеешь. Повседневность была гнетущей. Едешь на работу, поработаешь час-два, а потом раздаётся сигнал воздушной тревоги, и все мы бежим прятаться, сидим в подвалах по нескольку часов. А когда всё успокоится, работать уже невозможно, пора ехать домой. С такой работой и заработка нет», – рассказывает Олеся.

Жить без электричества, которое подавалось лишь пару часов в сутки, сначала было трудно, а потом и вовсе стало невыносимо.

По словам молодой женщины, из-за отсутствия электричества школа в их селе не работала. Ребёнок весь день сидел дома. Мать волновалась, без устали тревожась о безопасности сына.

Долгими осенними вечерами дом утопал в темноте. Было особенно страшно, когда Олеся слышала чьи-то шаги возле своего дома. Иногда кто-то светил в окна фонариком. Невозможно было понять, то ли это свои, то ли чужие, и каковы их намерения. Чего хотели эти люди, чего искали? Как на это реагировать, если в доме нет ни одного мужчины?

Олеся видела, что в их селе многие дома опустели.

«Иногда мы чувствовали, что там кто-то есть, но уж точно не хозяева. Днём мы с женщинами это обсуждали, но пойти посмотреть, кто там поселился, без мужчин боялись. Иногда по вечерам, когда мужья возвращались с работы, мы собирались большими группами и отправлялись выяснить, кто там обитает. Было видно, что кто-то тут ночует, постели смяты, остатки пищи на столе, но людей мы ни разу не застали. Спуститься в погреб или осмотреть чердаки не решались даже мужчины. Кто знает, а вдруг там скрываются какие-нибудь вооружённые люди. Однажды видели, как приехали уполномоченные в форме и из одного дома вывели четверых русских. Никто нам не объяснил, то ли это диверсанты были, то ли дезертиры российской армии. Оставаться дома становилось всё опаснее», – продолжает свой рассказ Олеся.

Похороны каждый день

По словам молодой женщины, каждый день в селе и окрестностях хоронили погибших украинских бойцов. Она подсчитала: в течение одной из недель было 27 похорон.

Брат Олеси служил в украинских войсках. Летом он был тяжело ранен, попал в госпиталь, но спасти его медикам не удалось.

Женщина больше месяца терпела тяготы войны, но ради безопасности своего ребёнка решила вернуться в Клайпеду. Здесь её снова взяли на работу. Возвращению особенно радовался сын Олеси.

«У нас прекрасная учительница, увидев сына, она его даже обняла. Ему больше не нужно переводить задания на русский язык, здесь он посещает три кружка, уроки делает в школе», – улыбается мама мальчика.

Молодая украинка звала с собой в Клайпеду и близкую родственницу с детьми. Но та решила остаться, ведь её муж воюет, и женщина намерена всячески его поддерживать, пока он жив-здоров, а если будет ранен, то выхаживать.

Концерты – в подвале

Анна из Николаева вместе с детьми находится в Клайпеде тоже с весны. Женщина заперла свой дом, а ключи оставила пожилой соседке, попросив её присмотреть за котом. Ей казалось, что через пару недель всё закончится и она вернётся.

Однако реальность оказалась куда печальнее.

Дом Анны пока не пострадал, но неподалёку, всего в нескольких десятках метров, бомба угодила в здание института и ещё одного учебного заведения.

Соседка устала ходить к ней домой, поэтому взяла кота к себе, хотя у неё самой есть немецкая овчарка. Как оказалось, четвероногие прекрасно уживаются. Хозяйка невесело шутит – мол, животные умнее агрессоров, они понимают, что нет другого выхода, кроме как договариваться между собой.

Подруга Анны, которая старше её, ни на какие уговоры не поддалась, отказавшись уехать туда, где безопаснее. У неё железный аргумент: «Если уж мне суждено умереть, то умру в своём доме».

Каждый день женщине приходится ходить за водой, поскольку водопровод повреждён, вода из крана бежит не всегда, а если и появляется, то такая коричневая, что ни для готовки, ни для стирки совершенно не годится.

В городе есть несколько скважин, к которым и тянутся люди за водой.

Подруга Анны называет это бодибилдингом – за один раз ей удаётся притащить около 60 литров воды. Этого хватает для одной стирки и на самые необходимые нужды.

«Подруга рассказывала, что бывает на концертах. Выступления проходят в подвале театра. Людей набирается битком – сколько может уместиться. Все устали от темноты, а музыка возвышает и придаёт сил. Разве есть на свете сила, которая может победить такой народ? Эти люди даже перед лицом смерти рвутся на концерт или спектакль», – со слезами на глазах говорит Анна.

Смертельный стресс

О концертах под землёй рассказывал и заслуженный артист Украины, музыкант Олег Подольский из Чернигова. Этот город находится недалеко от границы с Беларусью.

И там тоже люди посещают концерты, которые проходят в подвалах. Тем самым они стремятся не только получить положительные эмоции, но и хоть как-то поддержать музыкантов, артистов балета и других людей искусства.

К своей жене и троим детям, получившим пристанище в Клайпеде, музыкант приехал совсем недавно. Чернигов одним из первых городов Украины принял на себя удары войны. Семья из пяти человек поначалу пряталась в подвале соседского дома, а когда начались авианалёты, они, как и большинство других людей, перебрались в бункер, сохранившийся с советских времён.

Город подвергался интенсивным обстрелам, поскольку находился на пути к Киеву. Агрессор уничтожил водопроводные сети, газопровод, систему подачи электричества, люди выживали в ужасающих условиях. В убежище, рассчитанном на 200 мест, теснилось 600 человек.

«На наших глазах пожилая женщина из-за стресса скончалась от инсульта. Много людей погибло, не успев добежать до убежища. Мы с женой взялись готовить еду на костре. Те, кто посильнее, приносили воду из колодца или растапливали снег. Мы развозили людям пищу, воду, делились тёплой одеждой», – вспоминает первые дни войны О. Подольский.

Полтора месяца город был оккупирован, но позднее российская армия ослабила хватку, отказавшись от планов штурмовать Киев.

Спасла фотография

По словам музыканта, он чудом остался жив, когда однажды к нему во двор заявилась группа диверсантов.

К тому времени жена О. Подольского и его дети четырёх, пяти и десяти лет уже покинули город. Сам он уехать не мог, так как российская авиация взорвала мост в Чернигове, лишив людей возможности бежать. Мужчина записался в резерв вооружённых сил и остался дома.

«Был вечер, я услышал, как во дворе залаяла собака. Я вышел и сразу оказался на земле – меня ударили прикладом в грудь и втащили обратно в дом. Мне стали задавать вопросы, и я понял, что эти люди хотят узнать, где находится военный объект, который действительно был недалеко от нашего дома. Указав именно в ту сторону, они спросили, что расположено в тех строениях. Я солгал – мол, там просто заброшенные склады. Тогда меня стали допрашивать, они хотели узнать, почему я остался. Весь дом перевернули вверх дном, искали какой-то сейф, какие-то документы. Я попросил разрешить мне попрощаться с семьей по телефону. Пытался убедить их, что я музыкант, невоеннообязанный. Наверное, меня спасла фотография на стене в гостиной. На ней я в концертном костюме с баяном в руке, а рядом жена в национальном костюме. Получив ещё один удар по голове, я потерял сознание. Когда пришёл в себя, в доме уже никого не было», – поведал О. Подольский.

Пережить зиму

Сейчас в их доме живут тесть и тёща О. Подольского. От обстрелов больше всего пострадала крыша совсем ещё нового дома – она была изрешечена осколками.

Как признаётся мужчина, его маленькие сыновья даже здесь, в Литве, услышав грохот фейерверков, сразу же падают на пол и прикрывают голову руками – как их учили в первые дни войны.

«Я в долгу перед своей страной, резерв означает, что в любой момент меня могут призвать, и я поеду защищать родину. Я уехал, потому что у нас с женой трое малолетних детей. В Клайпеде работаю помощником заведующего хозяйственной частью в одной из школ. Жена в основном сидит с детьми и лишь изредка выполняет работу уборщицы за небольшую плату. Живём хоть и скромно, но как-то справляемся, ещё и домой своим деньги посылаем. Ведь плату за коммунальные услуги никто не отменял. Наши люди рассуждают несколько иначе, чем те, кто не испытал ужасы войны. Тем, кто черпает воду в окопах и ложится спать, подстелив себе что-то на землю, отсутствие электричества не кажется чем-то уж очень страшным», – вздыхает наш собеседник.

Испытания: украинские дети, пережив ужасы войны, словно повзрослели за несколько дней. Фото «Scanpix»

Чернигов и сейчас подвергается сильным обстрелам, туда часто прилетают вражеские дроны, которые уничтожают мирных жителей.

Тёща О. Подольского твёрдо решила преодолеть все трудности, её план – пережить эту зиму.

Разговоры по телефону с близкими, которые находятся в Клайпеде, бывают короткими, как общение по телеграфу, главное – сообщить самую важную информацию: «Мы все здоровы, вчера похоронили сына соседей, он погиб на фронте».

Невзирая на все опасности, на угрозу, что агрессор нанесёт удар со стороны Беларуси, Чернигов понемногу начинает отстраиваться. Уже работают школы, постепенно оживают промышленные предприятия, больницы, люди помогают друг другу.

Украинка, которая обрела пристанище в Клайпеде и работает на промышленном предприятии, на заработанные деньги купила генератор и отправила в Украину.

Как считает О. Подольский, война словно раскрыла людей. И украинцы показали, кто есть кто.

Однако он упомянул и о том, что знает своего соотечественника, который помог одной семье вырваться из охваченной войной страны, а теперь постоянно об этом напоминает и требует вознаграждения.

guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Партнеры

Закладки

0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x