Сначала – в Гаагу, а потом – домой

Шаруне Кутинскайте-Будавене

Трагедия: М.Булгакова и её сын Иван пережили в Украине настоящий кошмар. Фото Ремигиюса Закшянскаса

Украинка Марина Булгакова, которая потеряла любимую мать, родной дом и лишилась ноги, обрела временное пристанище в Литве. Сегодня женщина жаждет лишь одного: добиться справедливости в Международном уголовном суде в Гааге, а уже потом – вернуться домой.

Родом из России

«Вы, наверное, слышали о последних событиях в Киеве? Поэтому я очень рада, что осталась жива. Всё то время, пока я пряталась в подвале, передо мной стояла одна цель – дожить до суда в Гааге. В.Путин должен оказаться там, и я хочу свидетельствовать против него», – это были первые слова после приветствия «лаба дена», которые произнесла М.Булгакова. Женщина в течение двух месяцев успела потерять дом в Украине и любимую маму, и к тому же лишилась правой ноги.

Из уст Марины полилась история её семьи, написанная кровью.

«Родилась я в России, в Ставрополе. Там у меня и по сей день остаются родственники, вот только с некоторыми из них после начала войны я перестала общаться. Почему? Они говорят, что это украинцы стреляют в своих, а не русские», – с горечью вздыхает М.Булгакова.

Марина Булгакова. Фото Ремигиюса Закшянскаса

В 1992 году женщина вместе с сыном покинула родину и переехала в Севастополь – в Украину, на полуостров Крым, и поселилась у Чёрного моря. Там она долгое время работала учительницей украинского языка, а позднее сменила характер деятельности, устроившись в агентство недвижимости.

Всё изменилось в 2014 году с началом инкорпорации в состав России полуострова Крым, который во всём мире был признан территорией Украины.

«Всюду стали разгуливать «зелёные человечки». Мы со своего агентства даже вывеску сняли. К тому времени я принадлежала к проукраинской партии, поэтому вскоре ко мне домой пришли незваные гости. Сосед донёс, что рядом с моим домом видел автомобиль с киевскими номерами, в связи с чем у меня произвели обыск, искали оружие. И вот в октябре мы купили билеты и уехали в Днепр, где и сейчас находится мой старший сын», – поведала М.Булгакова, добавив, что в 2016-м она решила перебраться в Мариуполь, где в течение многих лет жила её мать.

Ренессанс Мариуполя

Вместе с сыном Иваном Марина начала ремонтировать дом матери. Потратив свои сбережения, и они утеплили стены, заменили окна, привели в порядок электропроводку, настелили линолеум.

«У нас, как и у вас, есть сеть магазинов строительных материалов, бытовых товаров и всего, что нужно для ремонта. Там мы потратили кучу денег, ведь нам было нужно всё – от гвоздей до специального утеплителя. Ради маминого спокойствия я собирала все товарные чеки, и в один прекрасный день узнала, что с ними можно участвовать в игре и выиграть поездку за границу. Когда я приехала в указанное место со стопкой своих чеков, то поняла, что шансов выиграть у меня нет. На площади возле торгового центра собралась тьма народу. Нужно сказать, что тогда многие ремонтировали жильё, строились», – продолжает свой рассказ М.Булгакова, поведав о том, что в то время в Мариуполе менялись не только жилые дома, преображался весь город.

Например, один из самых больших парков Мариуполя, прежде пребывавший в запустении, превратился в настоящий центр притяжения – на скамейках за беседами проводили время пожилые люди, на игровых площадках гомонили дети, по аккуратным дорожкам сновали велосипедисты и роллеры. По словам Марины, улицы города изменились до неузнаваемости – исчезли ухабы и рытвины, появились цветники. А в новогодние праздники глаз радовала огромная нарядная городская ёлка.

«Я уже не говорю о других вещах, к примеру, о регистрации к врачу и т. д. Появилась компьютерная система, людям проще стало жить», – рассказывает женщина и тут же признаётся, что несмотря на улучшение условий жизни, нынешней весной она планировала покинуть Мариуполь вместе с матерью, которая после инсульта не вставала с постели.

«Всё было хорошо, но в Мариуполе мы были фактически одни – я с Иваном и мама, поэтому мы хотели продать дом и уехать. Я всё время об этом думала и готовилась. Копила большие мешки от сухого корма для собак, чтобы в тот день, когда мы решим покинуть Мариуполь, было куда паковать вещи», – вздыхает наша собеседница.

Убежище в подвале

В начале года жизнь казалась вполне спокойной, но когда женщина залезла на вишнёвое дерево, росшее во дворе, то почувствовала странную вибрацию, поэтому во второй половине февраля оклеила окна тонкой сеткой – на тот случай, если стёкла посыплются, чтобы осколки не поранили людей.

«Как говорится, предосторожность не помешает. Я готовилась к худшему, но мне не хотелось в это верить», – признаётся Марина.

Когда ранним утром 24 февраля Марину с сыном разбудил оглушительный взрыв, а за окном тут же вспыхнул яркий свет, женщина и её сын решили, что начался пожар в соседней усадьбе.

И лишь когда Марина взяла вы руки мобильный телефон и прочитала последние новости, то поняла, что сбылся самый чудовищный сценарий – началась война.

«Я не впала в панику. Прежде всего, сняла все деньги с карточек. Маме купила лекарства и памперсы. Очереди были огромные, но я терпеливо их выстояла», – вспоминает женщина.

Затем, вернувшись домой, она закрыла окна всем, что попалось под руку, чтобы в случае повторных взрывов от осколков не пострадала её мать, которая лежала в постели без движения. Стол, стулья и матрасы Марина снесла в подвал, где и обосновалась вместе с сыном.

«Через несколько дней мы остались без электричества. Потом – без воды, а в итоге и без газа. Как назло, март выдался очень холодный. Не помню прежде такого марта. Мы грелись у костра. На огне я и пищу готовила», – продолжает делиться горькими воспоминаниями М.Булгакова.

Осколок угодил в ногу

Всё то время, пока они прятались в подвале, женщина и её сын вздрагивали от нескончаемых бомбардировок. Марина до сих пор помнит самолёт, который пролетел у неё над головой так низко, что казалось – он вот-вот коснётся её волос. Их дом чуть ли не каждый вечер окутывал густой дым.

Никогда не забудет она и обстрел 11 марта – поднявшись по четырём ступенькам лестницы, которая вела из подвала на улицу, Марина хотела глянуть, что творится во дворе.

Судьба: сердце Марии до сих пор обливается кровью – она видела ужасы войны и из-за обстрела сама лишилась ноги. Фото Ремигиюса Закшянскаса

«Я открыла двери и увидела летящие осколки, а потом почувствовала пронизывающую боль. Я опустила глаза и увидела, что моя правая нога от колена висит на одной только коже», – вздыхает женщина, которая даже в это мгновение не поддалась панике.

Она попросила сына принести ей ремень, чтобы перетянуть раненую ногу и остановить кровотечение, а затем велела как можно быстрее заводить машину.

«Я не раз возила маму в больницу, поэтому с точностью до метра знала, на каком расстоянии от дома она находится», – 1,3 км пути это не так уж много, но М.Булгакова не подумала о том, что автомобиль, купленный лишь несколько лет назад, стоит во дворе изрешечённый пулями.

Но выручила садовая тачка, на которую Иван и усадил свою раненую мать.

«Везёт он меня на этих маленьких колёсиках, а я смотрю вокруг и глазам свои не верю: столбы повалены, в асфальте ямы, на земле – трупы людей, которые несколько дней никто не вывозил. Он везёт меня, а обстрел продолжается. Я говорю ему: Иван, ложись на землю, я уже всё равно без ноги, а ты должен остаться живым и здоровым», – продолжает М.Булгакова.

Когда они добрались до больницы, женщину срочно оперировали.

«Вены у меня найти очень трудно, поэтому врачи применили эпидуральное обезболивание – в позвоночник. Я лежала и видела в окно, как безостановочно летают самолёты, обстреливая жилые дома. Сердце разрывалось при мысли о том, что где-то там находятся мои мама и сын», – рассказывает женщина.

Мама сгорела живьём

Стоило ненадолго с помощью лекарств унять боль в ноге, как тут же поселялась безмерная боль в сердце Марины. По словам Ивана, обстрелы не прекращались, и 26 марта загорелась крыша их дома.

Имевшихся запасов воды не хватило, потушить пожар не удалось. Пылающие чердачные доски обрушились, упав в комнату, где лежала мать Марины – бабушка Ивана.

«Не было никакой возможности пробраться в дом, он уже пылал открытым огнем. Бабушка сгорела заживо, – едва сдерживая дрожь в голосе, вспоминает Иван, который остался без крыши над головой. – Меня на какое-то время приютили соседи, но потом велели поискать себе другое убежище. Я отправился к маме в больницу и попросил разрешить мне остаться там и помогать персоналу. Таскал на носилках раненых и трупы. Люди там умирали каждый день, никто их не хоронил».

И хотя больница была помечена специальными знаками, российская армия игнорировала нормы международного гуманитарного права, защищающие гражданское население во время боевых действий и запрещающие уничтожение инфраструктуры, необходимой для оказания гуманитарной помощи, в том числе больниц, домов опеки, временных убежищ. Как вспоминает Марина, больница всё время находилась под обстрелом, поэтому людей пришлось из палат переместить в коридоры. Как выяснилось позднее, там тоже было небезопасно. Больничная стена, изрешечённая пулями, не устояла и рухнула прямо на пациентов, которые рядами лежали на полу. Пришлось всем перебираться в подвал. Там, как вспоминает Марина, люди провели несколько дней.

«Вечером 5 апреля пришли «освободители» и сказали, что мы можем выходить. Само собой разумеется, что я, как и другие больные, лишившиеся конечностей, сделать это не могла. Утром 6 апреля к нам снова пришли «освободители», которые сообщили, что все, кто остался, будут доставлены в безопасную зону», – продолжает свой рассказ М.Булгакова.

Вскоре она и её сын, который не отходил от матери ни на шаг, оказались на одной из улиц Мариуполя, где под обстрел попал родильный дом.

«Там нас встретили волонтёры. Дали воды, покормили. Вы не поверите, но в тот раз я впервые за полтора месяца ела хлеб…» – признаётся наша собеседница.

Возможные сценарии

Но на этом мытарства Марины не закончились. Женщину отправили в больницу Новоазовска, а оттуда – на территориальный пункт близ России.

«Я знала, что если я туда попаду, обратного пути не будет. К счастью, на помощь пришли волонтёры. Они свели нас с нужными людьми, которые помогли добраться до границы Латвии. Как сегодня помню – доехала до Риги, стала жать на кнопки телефона, звонить по всем возможным номерам, но в ответ – никакой помощи. Сижу и плачу. И тут на меня обратил внимание водитель из Гарлявы: утрите слёзы, говорит, я помогу вам устроиться в Каунасе», – поведала женщина, с благодарностью вспомнив о человеке, который своё обещание сдержал.

В конце апреля Марина вместе с Иваном приехала в каунасский центр «Korys» для лиц с ограниченными физическими возможностями. За время пребывания в центре женщина не только окрепла, но и получила протез. Во время нашей беседы она поднялась с инвалидного кресла и самостоятельно, без помощи сына прошлась по комнате на костылях.

«Если это возможно, то я хотела бы, чтобы вы от моего имени поблагодарили ортопеда-технолога Гинтараса Зянковаса и ортопеда-технолога Светлану Юочяпене. Кстати, она по происхождению украинка, но родилась в Литве. Этим людям я особенно благодарна за их преданность своему делу и профессионализм, – подчеркнула наша собеседница, отвечая на вопрос о том, удалось ли ей уже привыкнуть к протезу. – В Литве у меня диагностировали сахарный диабет, поэтому подолгу пользоваться протезом мне не рекомендуется. Да и вообще пока ещё очень странно его видеть. После Каунаса я отправлюсь в Панявежис. Квартира, в которой я буду жить, находится на девятом этаже. Поэтому очень волнуюсь: только бы лифт работал. В противном случае не знаю что и делать».

Марина не решилась делать прогнозы относительно того, когда она вернётся в Украину, однако она надеется, что это произойдёт как можно скорее.

Вот только женщина не знает, куда именно она вернётся.

«У меня есть дом в Крыму, но чтобы вернуться туда, нужно сначала освободиться от оккупантов. Есть и другой вариант: добиться справедливости, получить компенсацию за понесённый ущерб и тогда уже купить дом в Украине или здесь, в Литве. Кто знает…» – развела руками наша собеседница М.Булгакова.

guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Партнеры

Закладки

0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x