Украинка София: у меня нет никаких известий о муже

Шаруне Кутинскайте-Будавене

Ситуация: несмотря на то, что в Литве она нашла приют, каждым сантиметром своего тела София находится в Украине. Фото Юстины Ласаускайте

Сбежавшая из ада войны на восьмом месяце беременности, украинка София в Литве рожала не одна – за приходом в мир сына по телефону наблюдал её муж, который сейчас находится в российском плену. Женщина живёт надеждой.

Отпуск заменила война

Известие о новой жизни под сердцем окрылило украинку Софию – малыш, по её словам, был долгожданным, не раз снился ей.

«Как и большинство будущих мам, я мечтала об отпуске. Представляла себе, как буду ходить по магазинам, без спешки выбирать кроватку, коляску, одежду и другие вещи для малыша», – но война, по словам Софии, началась раньше, чем декретный отпуск.

«28 февраля должен был быть последний рабочий день, а война началась 24-го. Всё, о чём я мечтала, что так тщательно планировала, рухнуло в одно мгновение», – вспомнила наша собеседница.

Когда началась война, женщина уехала к своим родителям в Мариуполь. Думала, что там будет удобнее посещать врачей, надеялась, что вскоре к тестю с тёщей приедет и муж – боец бывшего военизированного подразделения, включённого в состав армии Украины. Не подозревая ничего плохого, София попрощалась с ним за несколько дней до войны.

«Он получил повестку. Я думала, что через несколько дней или неделю он вернётся домой, а скоро уже четыре месяца, как я его не видела. На самом деле мы даже не попрощались нормально. Я знаю, что он пытался со мной увидеться. С полными сумками приехал в Мариуполь. Но меня там уже не было. Все продукты он раздал соседям», – не скрывала досаду из-за несостоявшейся встречи женщина.

О муже известий нет

Муж Софии вместе с более чем двумя тысячами бойцов Украины в конце мая сдались российской армии после продолжавшихся в течение нескольких недель боёв на гигантском металлургическом комбинате «Азовсталь» в Мариуполе.

С тех пор женщина потеряла контакт с любимым.

Украина изъявляет желание поменять защитников «Азовстали» на российских военнопленных, однако российская сторона отмечает, что бойцы Украины могут быть отпущены только после суда.

Тем временем главы временно оккупированных территорий говорят о международном трибунале и смертной казни для защитников Украины, поэтому каждый день для Софии – убийственное ожидание, надежда и вера.

«У меня нет никаких новостей о муже, хотя мы должны связываться дважды в неделю. Иногда я проверяю его статус, не пропал ли он без вести. От знакомых я слышала, что пленные живут в очень плохих условиях. Я и сама понимаю, что они не в санатории и не на курорте. Пленные получают мало пищи и воды, не соблюдаются даже минимальные санитарно-гигиенические нормы, так как камеры переполнены. Не хватает медикаментов, одежды и даже зубных щёток», – рассказала женщина.

Одна: женщина каждый день молится о хороших новостях о находящемся в плену муже. Фото Юстины Ласаускайте

Пережила настоящий кошмар

В Мариуполе София провела чуть более трёх недель. По её словам, они показались ей месяцами. Люди остались без электричества, а когда снаряд повредил трубу, то и без газа. Пропала вода, поэтому некоторые мамы, чтобы приготовить своим детям смеси, брали воду на пожарной колонке.

«К счастью мы жили недалеко от такого источника, поэтому ходили с бутылками и черпали из него воду», – продолжала свой рассказ София.

С началом войны начались и кражи, люди из магазинов выносили всё, что могли. Сейчас, по словам украинки, они продают «добычу» в несколько раз дороже.

Незваные гости заявились и в дом самой Софии. Воры забрали пустую коробочку от телефона и бутылку водки. Шампанское брать не стали.

Слышавшая много историй о родах в подвалах София хотела, чтобы её малыш поприветствовал мир в больнице, поэтому решила уехать из Украины.

Правда, сделать это удалось не с первого раза.

Когда украинцы уничтожили крупный российский военный корабль, оккупанты рассвирепели, поэтому в течение нескольких дней разворачивали остановившиеся возле контрольно-пропускных пунктов автомобили, не пропускали и автобусы. О зелёном коридоре и возможности уехать говорили каждый день, но это оставалось лишь обещаниями.

«Я уехала вовремя. Знаю, что девушек, которые ехали уже после меня, раздевали донага и проверяли, не везут ли они что-то с собой, нет ли у них татуировок, вызывающих подозрения, что они являются бойцами подразделения «Азов». Как ехала я? Поездка была сложной и утомительной. Представьте, я одна, на восьмом месяце беременности, с чемоданом и собакой в руках», – София рассказала, что до войны у неё было семь питомцев. Один из них, самый старый, когда началась война, из-за сильных морозов сдох. Остальных женщина отдала, так как не смогла бы их прокормить.

«Люди себе с трудом еду добывали, так что уж говорить о питомцах. Очень грустно, но я ничего не могла сделать», – крепче прижала София к груди своего маленького единственного питомца.

Изменил имя сына

Приехав в Литву, София сначала поселилась в одной из усадеб сельского туризма, а спустя какое-то время получила пристанище в общежитии в Вилькии. Здесь она живёт со своей мамой.

«Папа остался в Украине, а маме чуть позже, чем мне удалось приехать в Литву. Теперь она помогает мне растить сыночка», – на просьбу побольше рассказать о своём малыше, который родился в Каунасе, в Христианском родильном доме, лицо Софии на мгновение осветилось.

Тогда мыслями она вновь вернулась в Украину, когда во время первого УЗИ узнала, что носит под сердцем сына.

Приехав в Литву, и попав наконец в больницу, роженица в тайне надеялась, что во время повторного УЗИ акушер-гинеколог увидит на экране девочку, но и на этот раз из уст медика прозвучало «сын».

«Когда я была в Украине, то постоянно с ним разговаривала. Своими толчками сын показывал, что у него всё хорошо, а я себя успокаивала, что всё хорошо и у моего мужа. Мы решили назвать сына Степаном», – но в день рождения, по словам женщины, он получил имя Святослав. Это было решение её мужа.

На всякий случай, если бы оказалось, что медики ошиблись, София попросила любимого придумать и имя для девочки. Дочку супруги называли бы Мирославой.

«Все, кто знает моего мужа и видел фотографии Святослава, сказали, что он – вылитый отец», – не сомневалась София, что мальчик унаследовал не только черты лица отца, но и его твёрдый характер.

Наблюдал роды по телефону

Хотя часть женщин не хочет, чтобы мужья участвовали в родах, София, только увидев положительный результат теста на беременность, знала, что встретит малыша не одна. Таков был план обоих супругов.

«Муж участвовал в родах. Не физически, как мы планировали, а по телефону. Связь была плохая, не знаю, сколько ему удалось увидеть, но я была рада, зная, что я не одна», – женщина не скрывала, что роды были тяжёлыми, поэтому моральная поддержка мужа была ей очень важна.

Сразу после родов женщина с новорожденным была доставлена в Каунасские клиники, где они провели ещё несколько дней, в течение которых малыш окреп. Силы восстановила и роженица, которая за время беременности потеряла более 8 кг.

«Своим молоком я кормила Святослава очень недолго. Когда начались трагические события в Мариуполе, молоко попросту пропало», – не скрывала женщина досады из-за того, что неизвестность относительно мужа и тревога за оставшегося в Украине отца не позволяют ей спокойно радоваться материнству.

Проснувшись, она ищет новости и каждый раз надеется, что узнает что-то новое. Когда это произойдёт, София соберёт чемоданы и отправится на свою родину.

«Очень жду, только не представляю, когда смогу вернуться. Но я не теряю веру. Всё вспоминаю, как мы с мужем, сев в автомобиль, проезжали несколько сотен километров, чтобы съесть бургер в «McDonald's». Или в Карпаты! Мы часто туда ездили, – в конце беседы София поделилась, что мечтает об этом. – Когда закончится война, мы снова поедем в Карпаты, в какой-нибудь санаторий. Будем отдыхать и радоваться друг другу, как в старые добрые времена. Только теперь будем делить счастье на троих».

guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Партнеры

Закладки

0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x